Выбери любимый жанр

Wechselbalg (Подменённый) (СИ) - Батаев Владимир Петрович - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Владимир Батаев

WECHSELBALG (ПОДМЕНЁННЫЙ)

Пролог. Я клянусь вам, что эльф из меня никакой

Он сидел на краю кровати, вертя в руках лист бумаги. Написанные убористым почерком на неизвестном языке строки оставались столь же непознаваемы, как и при первом взгляде. Прочесть он мог только подпись в самом низу, сделанную знакомыми скандинавскими рунами. Вард Орм — именно на это имя ему предстояло отныне откликаться.

Он ещё раз прокрутил в памяти всё произошедшее чуть ранее.

Проснулся в незнакомом месте, в чужой постели — с каждым случалось время от времени. Спящая рядом блондинка тоже не мистическое чудо. Вот балдахин над кроватью и плотные драпировки, сплошь закрывающие стены в остальном почти пустой комнаты, — это уже куда более странно. А когда в стоящем сбоку зеркале видишь лицо, вроде и похожее на собственное, но всё же немного другое — впору ущипнуть себя, проверив реальность происходящего.

Он задумчиво почесал гладкий подбородок, с которого неведомо когда и как исчезла трёхдневная щетина, прихватив с собой заодно и усы, и направился поближе рассмотреть своё отражение. Бритьём перемены не ограничились. Давным-давно сломанный и скосившийся в сторону нос выпрямился, да и черты лица как-то неуловимо изменились, став более правильными, утончёнными. Намечавшиеся залысины тоже сгинули без следа, зато на висках появилась седина, резко выделяясь среди чёрной шевелюры. Повернувшись в профиль, он заметил ещё одну странность и мигом забыл про седину. Поспешно ощупал ухо рукой, чтобы удостовериться — так и есть, остроконечное. При взгляде с определённого ракурса его уши всегда казались слегка заострёнными, но это была только видимость, теперь ставшая реальностью.

Левое ухо формой от правого не отличалось. Кроме того, на край ушной раковины был прицеплен серебряный зажим в виде кольца.

От ругани вслух его удержало только опасение разбудить незнакомую блондинку, с которой придётся как-то объясняться. А к этому он пока не был готов. Поэтому ограничился тем, что погрозил отражению кулаком и раздражённо оскалился, при этом всё же заметив, что и зубы теперь в гораздо лучшем состоянии, чем были прежде.

В целом перемены во внешности определённо были к лучшему, не считая нездоровой бледности кожи и пресловутой остроухости. А клипсу с уха можно и снять, хотя не стоит спешить: мало ли, что она обозначает. Сначала требовалось разобраться в ситуации, а уж потом переживать о том, что стал эльфом. К эльфам у него сложилась давняя неприязнь, хотя причины её возникновения уже не вспоминались. Разве что чрезмерная пафосность, которой авторы фэнтези почти всегда наделяли этих остроухих Перворождённых. Оставалось надеяться, что реальные эльфы будут отличаться от своих вымышленных собратьев.

Всю меблировку комнаты составляли кровать и две стоящие по бокам от неё тумбочки. Начав обыск с верхнего ящика, он сразу наткнулся на записку. Но надежда что-то прояснить о происходящем растаяла при виде витиеватых непонятных букв. Квенья, синдарин или другие эльфийские наречья, созданные Профессором, он никогда даже не пытался учить. Впрочем, вероятность совпадения письменности настоящих эльфов с вымышленной в другом мире казалась крайне малой.

А вот интерес к скандинавской мифологии, в том числе и рунам, неожиданно пригодился. Имена и смысловые значения половины знаков футарка из памяти выветрились, но буквенную транскрипцию припомнить удалось.

Вопрос о том, почему подпись и основной текст сделаны на разных языках, он оставил до лучших времён, если таковые наступят. Главное, теперь он знал своё новое имя. То, что он является автором, а не получателем записки, удалось выяснить по стоящей рядом с подписью печати, изображающей то ли змею, то ли дракона — точно такой же знак присутствовал на ушном зажиме. Орм, очевидно являющееся родовым именем, всё на том же древнескандинавском как раз и означало «змея» или «дракон». Значения имени Вард, если таковое имелось, он не вспомнил: крайне поверхностное знание давно вымершего языка бравых викингов так далеко не распространялось.

Имя Вард совсем не походило на привычные из книг эльфийские, но этому он только обрадовался. Определённо, могло быть хуже. Его могли звать Эарендил или Глорфиндел. Оставалось помолиться Манве и на всякий случай Мелькору, чтобы и блондинка не оказалась какой-нибудь Лютиэн Тинувиэль.

Как раз в этот момент девушка заворочалась, просыпаясь. Вард глубоко вздохнул, собираясь с мыслями и готовясь начинать складно врать. Врать придётся с этого момента и до конца жизни, а эльфы живут долго… Если только их не убивают за то, что они на самом деле не являются теми, за кого себя выдают.

Глава 1. Да осветит тебя сияние Соль!

— Да осветит тебя сияние Соль, любимый, — проворковала девушка.

— И тебя, — отозвался Вард после короткой паузы, не придумав более подходящего ответа.

Опасения, вызванные невозможностью прочесть записку, развеялись. По крайней мере, здешнюю речь он понимал. И, судя по реакции эльфийки, для неё ответ Варда тоже прозвучал на понятном наречии. Хотя самому ему казалось, что они говорят на его родном языке. Почему так происходит и как это работает, Вард понятия не имел, но решил, что слова следует подбирать с осторожностью и избегать непереводимых идиом.

— Почему мой будущий супруг так хмур с утра? — поинтересовалась эльфийка.

— Плохо спал, дурные сны, — отговорился Вард.

— Это пройдёт, — блондинка сочувственно погладила его по плечу. Видимо, для эльфа, в чьём теле он оказался, ночные кошмары не были редкостью. — Я помогу тебе забыть то, что не даёт спокойно спать.

Ничуть не стесняясь, эльфийка откинула одеяло и, подойдя к окну, раздвинула занавеси, впустив в комнату сияние Соль во всей полноте. Хотя Варду вполне хватало и пробивавшихся в щели между драпировками лучей, чтобы всё отчётливо видеть.

Вард невольно залюбовался стройной фигуркой обнажённой прелестницы. Солнечный ореол придал золотистый оттенок её коже, не такой бледной, как у Варда.

— Так-то лучше, а то как в пещере, — вздохнула девушка, забравшись обратно на кровать, прижимаясь к спине Варда и заглядывая ему через плечо. — Перечитываешь своё письмо? Я так удивилась, когда получила эту записку, не думала, что ты такой романтик.

— Да, я такой, — согласился Вард, сделав над собой усилие, чтобы не скривиться. Он-то думал, это что-то важное, а оказалось — любовное послание невесте. Невелика потеря, что прочитать не смог.

— Кстати, совсем забыла тебе вчера показать, — эльфийка суетливо полезла в тумбочку. — Я заказала новый кафф, в нём совмещаются наши родовые знаки. — Она продемонстрировала золотое украшение в форме свернувшегося змея, держащего в зубах древесный лист, усеянный мелкими алмазами, изображающими капли росы. Повертев его перед носом Варда, девушка нацепила кафф на ухо. — Как тебе?

— Прелестно, — Вард вымученно улыбнулся и покивал. Какая важность, новая цацка. Его в этот момент интересовала масса куда более значимых вопросов: от понимания общей ситуации до менее глобальной, но необходимой задачи для начала найти свои штаны.

— Тебе совсем не интересно, — надулась эльфийка. — Иногда ты такой чёрствый.

— Я не большой любитель украшений, — пожал плечами он. — Но смотрится очень мило, правда.

— «Мило», — фыркнула девушка, обиженно отвернувшись. — Символ грядущего объединения наших родов смотрится мило!

Вард только поморщился. Этот то ли змей, то ли бескрылый дракон рода Ормов, изображённый пожирающим лист, вызывал ассоциацию с гусеницей и терял всякий намёк на величественность. «Мило» — это лучшее, что Вард мог из себя выдавить. Впрочем, он знал, что никогда не славился умением делать комплименты, так что решил помалкивать.

Пока эльфийка дулась и смотрела в другую сторону, он воспользовался моментом, чтобы украдкой заглянуть под кровать в поисках своей одежды. Но вместо этого обнаружил рапиру в ножнах. Очевидно, прежний владелец тела предпочитал всегда держать оружие под рукой. С одной стороны, полезная привычка, с другой — она указывала на то, что даже в спальне может оказаться не совсем безопасно.

1